?

Log in

No account? Create an account

Властелин
sndergunov
sndergunov
Дописал первую книгу из цикла "Властелин". Цикл будет охватывать период истории цивилизации с момента "вставания" человечества на "путь прогресса" и до убийства Сталина. Почему такой период? Потому, что это одна неразрывная цепь событий. Одно событие тянет за собой другое, и нет возможности поставить точку.
обложка1.jpg
Сегодня выкладываю первую главу.

Read more...Collapse )

Про золото
sndergunov
sndergunov
Уже вторую неделю всякие фрицморгены, шипилины и другие прокремлевские пропогандоны исходят слюной, прославляя мудрость и дальновидность действий финансовых властей РФ. Под патриотические фанфары подается новость о том, что ЦБ продал очередную партию американских гособлигаций и купил на эти деньги золото. Скоро у России вообще не останется ни одной американской долговой бумажки. Зашибись же! Пусть теперь пиндосы локти кусают.

Я бы просто прошел мимо этих перлов, как обычно прохожу мимо любых набросов пишущих проституток, если бы они не набрали такое количество одобрительных комментов. Типа вот, можем же поднасрать Америке.

У меня в последнее время сложилось стойкое убеждение: ни один запутинец нихера не разбирается в экономике. Вместе с Путиным они радуются тем показателям, которые, на самом деле, экономику страны губят. Самым ярким примером является радость вождя запутинцев по поводу роста положительного сальдо торгового баланса.

Read more...Collapse )


Забота о людях
sndergunov
sndergunov
По телевизору с самого утра обсасывают новость. На целых 4% увеличатся социальные пособия для отдельных категорий граждан. Такое неимоверное повышение своего благосостояния почувствуют инвалиды, герои России и Советского Союза, кавлеры некоторых орденов...

Общая сумма, которую государство решило оторвать от себя в пользу бедных составила 27 млрд. рублей.

Read more...Collapse )


Властелин
sndergunov
sndergunov
Недавно попался на глаза интернетресурс, на котором можно публиковать свои книги, даже неоконченные, по частям. Первый фрагмент книги бесплатный, остальные до 10 рублей за фрагмент.
Для того, что я задумал – самое то. А задумал я досконально исследовать время перелома истории человечества, когда общественное сознание коренным образом поменяло восприятие картины мира. Когда консервативное сознание уступило место прогрессивному. Там ключи к пониманию сегодняшней действительности.
обложка1.jpg
Read more...Collapse )

Объявление №2
sndergunov
sndergunov
Сегодня выкладываю второй отрывок из книги "Короли афер".

Читать отрывок.

Короли афер. Отрывок №2
sndergunov
sndergunov
16 июня 1906 г.

В контору компании «Уайт Стар Лайн» Морган добрался ранним утром. По дороге у него сложился план. План пока был «нарисован» грубыми мазками. Требовалась доработка, деталировка, шлифовка, но этим займутся другие. Ему нравилось видеть, как из его грубо сработанной заготовки, другие люди создают настоящий шедевр. Многие из этих людей даже не догадывались о своей настоящей роли в реализации гениальных планов всемогущего Моргана. Да, да – всемогущего! Именно таким ощутил себя шестидесятидевятилетний титан, как только удалился на несколько миль от таинственного дома Хозяина.

Стук в дверь оторвал Моргана от дальнейшего раздувания своего тщеславия. На пороге показался Исмей.

Брюс Исмей раньше владел компанией «Уайт Стар Лайн», но в какой-то момент у него одновременно возникла необходимость оплачивать кредиты и счета поставщиков, а выручка упала. Компания оказалась на грани банкротства. Сам Исмей готовился сесть в долговую тюрьму. Но тут появился Спаситель. Джон Пирпонт Морган предложил не только выкупить компанию, но и оставил Исмея управляющим. Не беда, что сумма выкупа равнялась только одной тысяче долларов, зато наследное детище Исмеев осталось на плаву, и Исмеи продолжают им управлять. Управляющий был предан Моргану, и он бы никогда не поверил в то, что непреодолимые трудности его компании создали подконтрольные Моргану структуры.

– Разрешите, сэр? Я принес план выхода из кризиса, – протиснулся в дверь управляющий.
– Заходи, Брюс, давай свой план.

Исмей подошел к столу и протянул несколько листков бумаги, исписанных мелким ровным почерком. По его красным глазам было видно – он провел бессонную ночь. Морган взял листки, не читая, порвал их на несколько кусков и бросил в корзину для мусора.

– Что вы сделали, сэр? У меня нет копии!
– Не волнуйся, Брюс. У нас будет другой план. Мы будем строить корабли. Мы построим такие корабли, чтобы заткнуть глотку нашим конкурентам с их «Луизитанией».
– Но как!? У компании совсем нет денег!
– У нас будут деньги. Денег будет столько, сколько нужно, чтобы построить два огромных пассажирских судна. Два трансатлантических лайнера, которых еще не видел мир, таких роскошных, что любой, у кого завалялась в кармане сотня лишних фунтов, захочет на них побывать.
– О, сэр! Вы очередной раз спасаете «Уайт Стар Лайн». Я готов не спать ночей, работать двадцать четыре часа в сутки, чтобы воплотить ваши планы в жизнь!
– Думаю, таких жертв от тебя не потребуется. Найди, для начала, хорошего конструктора. Мне нужно с ним поговорить. Нет. Подожди. Найди мне самого лучшего конструктора.
– Я найду его, сэр.

Когда Исмей ушел, Морган позвонил в колокольчик. На этот сигнал должна была появиться секретарша управляющего – Джил, но она не появилась. С нетерпением босс позвонил еще раз – никакой реакции. Морган посмотрел на часы. Часы показывали четверть восьмого. Рабочий день еще не начался. Ждать сорок пять минут, пока Джил появится на работе, еще десять минут, пока заварит чая, не хотелось. Лучше прямо сейчас отправиться в Лондон. Два часа на автомобиле – и мажордом его Лондонского особняка Пирс напоит его своим особым вкусным чаем.

Морган взял с полки судостроительный атлас – почитать на досуге, чтобы, когда дело дойдет до разговора с конструктором, говорить с ним на одном языке – и вышел на улицу. Втиснув себя на заднее сиденье автомобиля, он скомандовал водителю: «домой», и через мгновенье уснул.

10 августа 1906 года

Утром в Лондонском особняке Моргана раздался телефонный звонок.
– Вас мистер Исмей, сэр, – объявил мажордом Пирс.
Моргана всегда забавляла манера Пирса говорить заурядные вещи возвышенным тоном. Он даже слова «завтрак подан» мог сказать так, как будто предварял выход короля в тронную залу: «Его Величество, Король!». Иногда эта манера раздражала финансиста, но в Англии мажордом – это признак хорошего тона. А то, что он такой напыщенный, так их же на одних курсах обучают.
Морган отложил газету и взял трубку телефонного аппарата.

– Слушаю, Морган.
– Доброе утро, сэр. Я нашел конструктора.
– Где ты его нашел? На Луне, что ли? Почему так долго?
– В Ирландии, сэр. Но вы же сами просили лучшего.
– Ладно. Когда он сможет приехать?
– Он уже здесь, сэр.
– Назначь ему встречу в моем офисе на одиннадцать часов.

Ровно в одиннадцать часов Морган появился в приемной своего офиса. Там его уже ожидали Исмей и незнакомый молодой человек. Приход Моргана оборвал на полуслове их непринужденное щебетанье с секретаршей.

– Разрешите представить, сэр? Это…
– Пройдемте в кабинет, джентльмены. Джил, сделайте нам три чая, пожалуйста.

Все это большой босс проговорил не останавливаясь. Он распахнул дверь и вошел в кабинет, оставив дверь открытой. Когда Исмей с гостем проследовали за ним, он обернулся и радушно раскинул руки:

– Ну, что ж, разрешите представиться: Джон Пирпонт Морган, глава этой компании, – протягивая руку незнакомцу, произнес Морган.
– Кто же не знает великого Юпитера? Рад встречи с вами, сэр. Мое имя Томас Эндрюс. Я директор судостроительной компании своего дяди в Белфасте. Корабли проектирую уже десять лет.
– Хорошо, мистер Эндрюс. Мы тут с мистером Исмеем задумали заложить совершенно новую серию судов. Это должны быть корабли, непревзойденные по своей вместимости, комфортабельности, плавучести и непотопляемости.

Его разговор прервал стук в дверь, и Джил внесла поднос с тремя чашками чая.

– Давайте попьем чай, джентльмены и продолжим.

За чаем, Томас Эндрюс не участвовал в беседе о погоде между великим Морганом и мистером Исмеем. Он прикидывал, какие перспективы ему может сулить заказ от «Уайт Стар Лайн». По всему получалось, что выпала козырная карта. Заказ нужно не просто брать, а хвататься за него зубами.

– Мистер Исмей, – услышал Томас, как Морган обратился к своему управляющему, – я собираюсь отплыть в Нью-Йорк ближайшим рейсом нашей компании. Не могли бы вы пойти, распорядиться, чтобы подготовили мою каюту. А мы пока с мистером Эндрюсом обсудим детали.
– Конечно, сэр.
– Итак, мистер Эндрюс, – приступил к делу Морган, – считаете ли вы себя способным построить нечто грандиозное, невиданное, и даже невозможное?
– Грандиозное и невиданное – да, сэр. А невозможное – нет.
– Почему же? – заинтересованно спросил Морган, глядя прямо в глаза судостроителя.
– Невозможное – под силу только богам. Я же могу лишь отодвинуть границу невозможного настолько, что ее не будет видно.
– Ха-ха-ха, а ты мне нравишься, Том! Можно, я так буду тебя называть?
– Конечно, сэр.
– Тогда давай обсудим детали.

В течение следующего получаса Морган рассказывал собеседнику, каким он видит будущий корабль, делал наброски на бумаге, вскакивал, размахивал руками. Получалось, что нужно построить уникальный корабль, превосходящий размерами все существующие суда, но при этом использовать все стандартные комплектующие. По поводу румпельного механизма даже вышел спор. Эндрюс настаивал на разработке собственного, оригинального механизма. Аргументировал он это тем, что более тяжелый корабль потеряет маневренность, если применить румпель от корабля меньших размеров. Морган парировал: трансатлантическому лайнеру не нужна маневренность буксира.

Наконец, споры улеглись. Все вопросы урегулированы к взаимному удовольствию обоих джентльменов.

– А теперь, последнее, – подвел итог Морган, – до нового года я буду в Нью-Йорке, а когда вернусь, на столе у меня должен быть эскизный проект. Не обычный эскизный проект, а с полным перечнем комплектующих по ходовой части, силовой установке и электричеству. Успеешь?
– Да, сэр.
– И еще. Если, вдруг, твой проект не будет принят, то эта часть работы не будет оплачена.
– Это обычная практика, сэр.
– Ну, тогда в добрый путь, Том, – Морган встал и протянул руку.
– Спасибо, сэр. Я вас не подведу, – Эндрюс с достоинством и уважением пожал протянутую руку.

24 августа 1906 года.

Через три дня после прибытия в Нью-Йорк, Морган сидел в своем кабинете «Морган Банка». Мягкое кресло окутывало со всех сторон его массивное тело. В руках он держал газету. Но буквы сливались в черные линии, смысл прочитанного ускользал. Морган не мог сосредоточиться. Он ждал своего помощника, Джорджа Перкинса, и обдумывал, какую версию реальности ему можно раскрыть. Финансовый магнат очень дорожил своим помощником и не хотел, чтобы тот заподозрил его в недоверии к себе. С другой стороны, никогда нельзя скидывать со счетов то обстоятельство, что его подчиненных могут привлечь к даче показаний под присягой. И, в этом случае, даже самые правдивые показания не должны привести к пониманию судьями истинных целей всего проекта.

В это время загудел зуммер экспериментального прибора – селектора. Нажав, на кнопку под загоревшейся лампочкой, Морган услышал голос своей секретарши.

– К вам мистер Перкинс, сэр.
– Пусть войдет.
– Добрый день, сэр. Извините, только сейчас узнал о вашем приезде, – это Джордж Перкинс, собственной персоной. Высокий широкоплечий красавец, незаменимый и верный помощник великого финансиста в делах, но повеса и ловелас в своей личной жизни.
– Ну, давай, рассказывай, скольких светских львиц ты успел уложить в свою постельку, пока меня не было?
– Ну, это уже не так интересно, сэр. Вы же сами меня учили: сначала ты работаешь на рекламу, потом реклама работает на тебя.
– Ха-ха, неужели сами вешаются?
– Не успеваю отбиваться. Подумываю, может пора запустить антирекламу.
– Ты забыл сказать слово «сэр».
– О, простите, сэр. Я увлекся.
– Да, я пошутил, – и Морган от души рассмеялся.
– Видел бы ты сейчас свое лицо, сынок, – просмеявшись произнес магнат, – ладно, что на бирже?
– На бирже все спокойно. Акции ваших компаний понемногу растут. Урожай зерновых ожидается высокий. В общем, нет поводов для беспокойства, сэр.
– Хорошо, Джордж. Но я хотел поговорить с тобой о другом. Я собираюсь построить два трансатлантических суперлайнера для моей компании «Уайт Стар Лайн». Окупиться они смогут только тогда, когда каждый рейс будет забит под завязку богатенькими пассажирами. Но самый первый рейс, понимаешь (?) самый первый – должен быть забит самыми богатыми.
– Не совсем понимаю, сэр. А в чем проблема? Даем рекламу, расписываем все прелести, уникальность, неповторимость. Задираем цену билета. Люди должны клюнуть.
– Уникальность и неповторимость – это одно и то же.
– Что, простите?
– Я говорю, уникальность и неповторимость – это синонимы.
– Простите, сэр. Не знал.
– Проблема в том, дорогой Джордж, что первый рейс будет из Европы в Америку. А зачем богатым европейцам ехать в нашу дыру? Нет, мы можем рассчитывать только на американцев, которые будут возвращаться домой из Европы. Значит, нам надо сначала выманить американцев в Европу. Подумай, как решить эту задачу.
– К какому сроку это нужно сделать, сэр?
– Здесь я тебя не тороплю. Корабль построят еще не скоро. Да и текущих дел я с тебя не снимаю. Но думать начинай. Будут идеи – делись.
– Я все понял, сэр. Могу идти?
– Погоди. Теперь к текущим делам. В «Кун энд Лееб компании» работает некто Пол Варбург. Организуй мне с ним встречу где-нибудь на нейтральной территории. Скажем, в «Астории».
– Сделаю, сэр.

Убедившись, что Перкинс ушел, босс откинулся в кресле и закрыл глаза. Ему даже удалось впасть в забытье на короткое время. Когда глаза открылись, первое, что попалось в его поле зрения, был селектор. Да, джентльмены. Первый в мире селектор стоит на столе Джона П. Моргана. Этот замечательный прибор заменил не что-нибудь, а звонок для вызова секретарши. Теперь не нужно звонить, ждать пока секретарша выйдет из-за своего стола, войдет в кабинет, выслушает приказание, вернется к своему месту и начнет его выполнять. Теперь, просто, нажал кнопочку, передал приказание и все. И большой босс нажал кнопочку.

– Да, сэр, – раздалось из селектора.
– Сабина? – у владельца банка было две секретарши: Сабина и Кэти. Одна бы просто не успевала за темпом его жизни.
– Да, сэр.
– А сделайте-ка мне чаю.
– Да, сэр.
– С лимоном и двумя кусочками сахара. И покрепче. А то прошлый раз…
– Да, сэр. Вас не слышно. Если хотите что-нибудь сказать, нажмите зеленую кнопочку под горящей лампочкой.

То, что стены этого кабинета услышали в следующие секунды, не пропустила бы ни одна цензура. Досталось всем: и изобретателям прибора, и их матерям, и техническому директору банка, который уговорил установить эту штуковину, и его матери.

Успокоившись, Морган нажал зеленую кнопочку.

– Слушаю, сэр.
– Сабина, мне, пожалуйста, чаю с лимоном и двумя кусочками сахара.
– Хорошо, сэр. Только я не Сабина, я Кэти.
– А почему вы мне сказали, что вы Сабина? – вновь начинал входить в ярость босс.
– Когда, сэр?
– Все, проехали, несите чай!

В это время раздался телефонный звонок на особом телефонном аппарате. Это был аппарат прямой связи между банками финансового треста. Коммутатор этого специального узла связи находился в подвале «Морган Банка». Коммутатор был устроен так, что телефонистка могла слышать только одного абонента. Когда цепь между абонентами замыкалась, гарнитура телефонистки отключалась. Считалось, что переговоры по этой связи невозможно прослушать.

– Слушаю, – почти рявкнул Морган. В его мозгу еще не улеглась ярость к селектору.
– Это Перкинс, сэр. Я звоню из кабинета Пола Варбурга. Когда он услышал, что вы ищите с ним встречи, попросил немедленно его с вами связать. Вот он вырывает трубку…
– Дай ему трубку, Джордж.
– Ало, сэр Морган, это Варбург. Мне нужно срочно с вами увидеться, – Варбург говорил с сильным немецким акцентом, но понять, о чем его речь, труда не составляло.
– Хорошо, Пол. Давайте сегодня в четыре пообедаем в «Астории».

Опустив трубку на рычаг, Морган улыбнулся сам себе. «Так-то вот молодежь. Куда вам без нас? Как только вас начинает припекать в одном месте, вы сразу бежите к старикам», – самодовольно рассуждал Морган.

В это время в кабинет вошла секретарша с чашкой чая на подносе. Босс проводил ее веселым взглядом от двери до стола, подождал, пока она ставит чашку на стол, и произнес:

– Вы сегодня прекрасно выглядите, Кэти?
– Спасибо, сэр. Я могу идти?
– Да. И забронируйте сегодня для меня столик в «Астории» на четыре часа.
– Хорошо, сэр, – произнесла Кэти и пошла к двери легкой походкой молодой стройной девушки.
Моргану, вдруг, захотелось игриво шлепнуть ее по упругой попке.
– Погодите, Кэти. Подойдите ко мне, – Кэти подошла, – повернитесь, – Кэти повернулась.
Морган легонько шлепнул ее пониже спины.
– Все, идите.

Настроение босса окончательно поднялось. Он отхлебнул чая и стал обдумывать свою стратегию в разговоре с Варбургом. С одной стороны, тот в иерархии стоит ниже Моргана, а с другой, он, так же, как и Морган, наделен полномочиями Хозяина. Ну что ж, надо поступать неожиданно.

Пока Морган рассуждал «с одной стороны, с другой стороны…», с другой стороны двери плакала навзрыд секретарша Кэти. Так стыдно, как сегодня, ей еще никогда в жизни не было.

За оставшееся до встречи время, никакой вариант «неожиданности» в голову не пришел. Ну, кроме варианта, прийти на встречу первым. Это было вопиющее нарушение этикета. По этикету самый важный участник встречи должен приходить последним. Но если прийти пораньше, это собьет настрой его визави и тогда можно будет взять инициативу в свои руки.
Морган вошел в зал ресторана за десять минут до начала встречи.

– Добрый день, сэр. Вас уже ожидают за вашим столиком, – произнес администратор зала, когда гардеробный принял у посетителя трость и цилиндр.
«Ну, надо же! Опередил. Хотя, чему я удивляюсь: учились то у одного учителя». И Морган бодрым шагом направился к своему столику.
– Мистер Варбург? – полувопросительно, полуутвердительно вымолвил Морган.
– Пол Варбург, сэр, – молодой человек вскочил со стула, – рад встречи с вами.
– И я рад. Послушай, Пол, ты знаешь, кто я, я знаю, кто ты. Ты можешь называть меня Джон. Я, если позволишь, буду называть тебя Пол. Зачем между нами все эти «сэры», «пэры»? Договорились?
– Договорились, сэр.

Пока джентльмены делали заказ и разговаривали на отвлеченные темы, в кабинете управляющего ресторана происходил другой разговор.

– Вы просили меня информировать вас, сэр, обо всем необычном, что происходит в зале, – говорил администратор зала.
– И?
– И сегодня у нас обедает Джон Пирпонт Морган с каким-то молодым человеком.
– Ну и что же здесь необычного?
– Столик был заказан на четыре часа. Мистер Морган пришел за десять минут до назначенного времени.
– Юпитер пришел на встречу первым!?
– Нет, сэр. Его гость прибыл еще раньше.
– А что за гость?
– Не знаю, сэр. Он не представился, и я раньше его никогда не видел.
– Хорошо. Определите к ним официанта посмышленей. Пусть послушает, о чем они говорят.
– Да, сэр.
– И пригласите ко мне дежурного детектива.
– Да, сэр.

«Странно, – размышлял про себя управляющий, – что могло заставить самого крупного финансового магната Америки прийти на встречу заранее? Если дело в его госте, я должен знать, кто это».

– Вызывали, сэр? – у приоткрытой двери стоял дежурный детектив.
– Да, проходите, э-э… как вас…
– Том, сэр. Детектив Том Хук, сэр.
– Вы обратили внимание, Том, на посетителя, который сидит за одним столиком с мистером Морганом?
– А что с ним не так?
– Да, все так. Просто мне нужно знать, кто он, где живет, чем занимается.
– Вы хотите, чтобы я за ним проследил, сэр?
– Не знаю, как у вас это делается, но узнайте для меня эту информацию. Если что-то нароете, сообщите мне немедленно.
– Сделаю, сэр.

Между тем, за столиком мистера Моргана разговор плавно перетекал в деловое русло. Джентльмены плотно перекусили и, попивая из бокалов «Шато Марго» урожая 1899 года по десять долларов за бутылку, негромко беседовали.

– Для меня это оказалось полной неожиданностью, – говорил Пол Варбург, – здесь не любят банкиров. В Германии, да и во всей Европе банкиры – это самые респектабельные представители высшего общества. А здесь меня серьезно никто не воспринимает. Я выступал с идеей о необходимости изменения финансовой системы Америки в ассоциациях промышленников, девелоперов, торговцев, банкиров, но не получил никакой реакции. Им ничего не надо. Их все устраивает.
– И что ты думаешь делать?
– Надо разворошить этот муравейник, сэр.
– И ты знаешь как?
– Надо устроить банковский кризис. Надо устроить такой кризис, чтобы неплатежи захлестнули всех.
– Ну, что ж, это возможно. Только сейчас не самый подходящий момент. Все на подъеме: урожай зерновых бьет рекорды, железные дороги строятся, недвижимость растет, на биржах полное спокойствие. Если сейчас спровоцировать кризис, то не окажемся ли мы его виновниками? Я думаю, нам это ни к чему.
– Ни в коем случае, сэр. Это может только повредить делу.
– Хорошо, что ты это понимаешь. Тогда давай так. Я еще подумаю, что тут можно сделать, а завтра, скажем в час пополудни, жду тебя в офисе «Морган банка». Там еще раз все обсудим и выработаем план.
– Я буду, сэр. Кстати, а вам не показалось, что официант нас подслушивал?
– Официант? Не знаю. Я не обращаю внимания на прислугу.
– Ну, может, мне и показалось.
Когда важные посетители покинули ресторан, администратор зала подошел к обслуживающему их официанту.
– Удалось что-нибудь услышать?
– Только обрывки фраз, сэр.
– Хорошо. Какие слова были в этих «обрывках»?
– Мне показалось, они говорили о банках и о кризисе.

Детективу Тому Хуку не нужно было следить за «объектом», чтобы сообщить нужную информацию управляющему. Он уже следил за этим джентльменом тремя днями раньше, и в их агентстве было досье на него. Просто Том решил воспользоваться возможностью лишний раз поболтать со своей подружкой из цветочного магазина. Когда еще такое удастся в рабочее время?

Том вышел на улицу вслед за посетителями, подождал пока они распрощаются у машины мистера Моргана и отправился следом за объектом. Четыре квартала Том «следил» за ним, пока не поравнялся с дверью цветочного магазина. В это время объект свернул за угол, а Том нырнул в открытую дверь.

Три часа Том наслаждался обществом своей подружки, проводил ее до дому и еще через четверть часа стоял перед столом управляющего ресторана.

– Я все узнал, сэр.
– ?
– Я проследил за объектом до дома, узнал его имя у соседей, затем зашел в агентство. Оказалось, у нас есть досье на него. Это Пол Варбург, эмигрант из Германии. В Германии его семья владеет крупной сетью банков. А здесь он работает обычным банковским клерком в компании мистера Шиффа.
– Вы хорошо поработали, Том. Я буду ходатайствовать перед вашим руководством о вашем поощрении.
– Только не это, сэр! Вообще то я нарушил инструкции, покинув пост. Лучше моему руководству об этом не знать.
– Ну, как хотите. Тогда, я вас не задерживаю.
«Сюжет становится интересным, – подумал управляющий, – будет, о чем рассказать завтра мистеру Астору».

25 августа 1906 года

В девять часов утра Джон Джейкоб Астор сидел за столом ресторана «Астория». Он просматривал утренние газеты за чашечкой кофе и краем уха слушал доклад управляющего ресторана.
Астор был владельцем этого ресторана. Так же Астор был строителем и владельцем отеля «Уолдорф Астория», в котором располагался этот ресторан. А еще он был владельцем огромного состояния, которое сколотили четыре поколения его предков. Но его творческая натура не могла существовать в ограниченных рамках строительного бизнеса. Неуемная энергия требовала выхода. Астор изобретал полезные штуковины, писал фантастические романы, участвовал в политической жизни.
– Простите, Уинстон, – Астор поднял взгляд на управляющего, – я что-то упустил. Чем же вам показался интересным обед мистера Моргана?
– Понимаете, сэр, по отдельности каждый эпизод не кажется подозрительным, но все вместе…
– Ну, тогда давайте сначала.
– Мистер Морган пришел на встречу за десять минут до ее начала…
– Старый лис пришел на встречу первым?!
– Нет, сэр. Но только потому, что его визави пришел еще раньше.
– Так, и кто же был его визави?
– Банковский клерк из банка мистера Шифа.
– Не может быть! «Великий» Морган хотел прийти на встречу с банковским клерком первым? Действительно странно. Продолжайте.
– Мне тоже показалось это странным, и я отправил дежурного детектива проследить за гостем Моргана. Оказалось, в их детективном агентстве есть досье на этого молодого человека. Если коротко, то он отпрыск одного из богатейших банкирских домов Германии, Варбургов.
– Может быть, он приехал учиться банковскому делу? Хотя, вряд ли: американские банкиры едут учиться в Европу, а не наоборот. Интересно было бы узнать, о чем они разговаривали.
– Не ручаюсь за весь разговор, сэр, но официант, который их обслуживал, слышал слова «банки» и «кризис».
– Похоже, старый Лис снова замышляет какую-то гадость. Спасибо, Уинстон, вы дали мне хорошую информацию для размышления.

Сказать, что Астор недолюбливал Моргана – ничего не сказать. Этого финансиста и ему подобных он сравнивал с пауками. Их паутиной оплетены банки, Уолл-стрит, различные трасты и так называемые, благотворительные фонды. Еще недавно в их сети попадалась лишь «мелкая рыбешка», а сейчас, пожалуй, только акулы вроде Астора им не по зубам. Где только те акулы? Нет их.

***

В половине девятого утра в офисе «Морган Банка» Джордж Перкинс заканчивал доклад боссу о возможности банковского кризиса.

– Таким образом, сэр, я считаю сегодняшние условия исключительно неблагоприятными для возникновения кризиса. Если даже сейчас удастся его запустить, то на рынке есть много ресурсов, способных задушить его в зародыше.
– Согласен с тобой, Джордж. Поэтому сделаем так. Запускай игру на повышение на бирже. Но только, плавное повышение. Нам не нужны деньги спекулянтов. Нам нужно связать свободные деньги наших «друзей». И параллельно ищи «спусковой крючок». Какой-нибудь крупный траст, не имеющий счетов в банках нашего треста.
– Я займусь этим, сэр.
– А что у нас с островом Джекилл?
– Все по-прежнему, сэр. Мистер Биньон не собирается его продавать. Прижать его по кредитам не получается: он исправно уплачивает проценты. Клиенты в его отелях не переводятся.
– Не переводятся, говоришь? А найди-ка какого-нибудь пройдоху-журналиста, оплати ему пару дней в люксе лучшего отеля Биньона, и пусть он там найдет тараканов в супе, клопов в постели, чуму, холеру. Пусть распишет это пострашней в своей газетенке.
– Сэр, но ведь когда вы купите остров, «чума» с «холерой» останутся.
– Когда я куплю остров, мы разоблачим этого мерзавца! – и Морган захохотал.

Остров Джекилл – небольшой островок в Атлантическом Океане рядом с побережьем штата Джорджия. Он ничем не выделялся бы из десятков других островков тропической Атлантики, если бы уже не был приспособлен для роскошного отдыха американских миллионеров. Поля для гольфа, места для охоты, песчаные пляжи, отели класса люкс, в придаток к мягкому климату, сделали остров Джекилл меккой богачей Америки.

Однажды побывав на острове, Морган загорелся идеей его купить. Не то, чтобы это был выгодный коммерческий проект. Напротив, как коммерческий проект, этот остров не сулил его владельцу большие доходы. Но Джон П. Морган привык иметь все самое лучшее, как капризный ребенок, который видит красивую машинку у другого мальчика в песочнице, и пытается ее отнять.

Сегодня появилась возможность приобрести остров для нужд финансового треста. А это значит, не нужно тратить на его покупку свои деньги. Остров Джекилл можно использовать для поднятия имиджа финансового капитала. Американские финансисты все еще не признавались американской аристократией за равных. Капиталы финансовых нуворишей – Моргана, Рокфеллера, Шиффа, Дюпона, Вандербильта взялись «ниоткуда», и за одно поколение позволили им прибрать к рукам добрую половину промышленных гигантов Соединенных Штатов. Но ведь их приобретения – это чьи-то потери. Теряющая капиталы, «старая аристократия», мягко говоря, недолюбливала «выскочек». Пришло время это исправить.

Ровно в час дня на столе Моргана раздался сигнал селектора.

– К вам мистер Варбург, сэр.
– Пусть войдет.

Пол Варбург, одетый и причесанный с немецкой педантичностью, вошел в дверь и уверенным шагом двинулся к столу.

– Добрый день, сэр, – произнес он на ходу.
Морган вышел из-за стола и протянул руку для приветствия.
– Добрый день, Пол. Присаживайся на диван. Там нам будет удобнее, – и Морган указал на роскошный кожаный диван рядом с журнальным столиком.
Сам хозяин кабинета остался у стола и нажал кнопку на селекторе. Оттуда раздалось привычное:
– Да, сэр?
– Сабина?
– Да, сэр?
– Тьфу, черт, никак не могу привыкнуть. Понаделали кнопок, черт ногу сломит, – вспомнив о вчерашнем «конфузе», Морган нажал нужную кнопку.
– Сабина?
– Да, сэр.
– Принесите нам два чая и ни с кем не соединяйте.
Когда дверь за секретаршей закрылась, Морган взял в руки чашку и произнес:

– Дело оказалось еще сложнее, чем я вчера думал. Устроить сейчас кризис не просто сложно, а невозможно.
– Мистер Шифф придерживается такого же мнения. Поэтому я не удивлен. А как вы думаете, сэр, сколько времени может понадобиться, пока условия созреют.
–Ха-ха! Если ждать пока условия созреют, можно прождать всю жизнь. Поэтому мы не будем ждать. Мы будем эти условия создавать. Я уже дал необходимые распоряжения. Думаю, около года понадобится, чтобы процветающую экономику поставить на грань кризиса.
– Я могу чем-то помочь?
– Этим делом занимаются специалисты. А у нас с тобой будет другая задача. Скажи, как у тебя со временем?
– У меня его много, сэр. Текст законопроекта о Центральном банке я уже подготовил. В банке мистера Шиффа меня работой не обременяют.
– Хорошо. Тогда мы используем это время для введения тебя в высшее общество. Легенду тебе придумывать не надо. Ты наследник богатейшего банкирского дома Германии. Хочешь жить в Америке и все свои силы готов отдать на ее процветание.
– Это очень похоже на правду, сэр.
– У меня есть задумка приобрести для нашего треста остров Джекилл…

И старый финансист рассказал молодому о своих планах относительно этого острова. Пол Варбург внимательно слушал и проникался еще большим восхищением к размаху деятельности своего нового наставника.

– Тебе нужно выяснить, в каких банках открыт кредит владельца острова, мистера Биньона, – перешел Морган к конкретным задачам. – Через неделю-другую в прессе поползут разные нехорошие слухи об этом острове. Нужно ими воспользоваться для пересмотра его залоговой стоимости. Сделай так, чтобы он не смог ничем внести дополнительный залог, и вынужден был погасить часть кредита. В этот момент я вновь обращусь к нему с предложением о покупке.
– Я все сделаю, сэр. Могу я идти?
– Да, Пол, вперед!

Варбург встал с дивана и уже направился к двери, но замешкался. Это не ускользнуло от взгляда Моргана.

– Что-то еще, Пол?
– Не знаю, как сказать, сэр. Вчера, когда мы с вами расстались, мне показалось, что за мной кто-то следил.
– Следил?!
– Да, сэр. Я заметил шпика сразу, как только двинулся от ресторана «Астория». Он шел за мной несколько кварталов. Потом я свернул за угол и собирался его подождать, но он куда-то исчез. Мне показалось, я видел его раньше в холле ресторана.
– Хм, странно. Может, тебе и показалось, а может, и нет. В любом случае, будь осторожен. Если заметишь что-то необычное – звони мне по телефону. А я постараюсь выяснить, в чем тут дело.
«Неужели этот фантаст Астор что-то вынюхивает? – подумал Морган, когда Пол Варбург ушел».

***

Джон Джейкоб Астор в это время изучал досье на Пола Варбурга. Доклад Уинстона Рэда, управляющего ресторана «Астория», не давал ему покоя. Что-то этот старый лис Морган задумал?
По дороге домой, Астор заехал в детективное агентство, которому ежемесячно отчислял три тысячи долларов за обеспечение безопасности гостей отеля «Уолдорф Астория».
В кабинете директора этого агентства Майкла Симпсона, он после небольшого разговора «ни о чем», перешел к цели своего визита:
– Я знаю, мистер Симпсон, у вас есть досье на некоего Пола Варбурга.
– У нас есть много досье, сэр.
– У вас есть именно это досье. Мне нужна его копия.
– Но, сэр, я не имею права знакомить, кого бы то ни было с материалами досье, кроме заказчика.
– А кто был заказчиком досье на мистера Варбурга?
– Этого я тоже не могу вам сказать.
– Хорошо, представьте, что я заказал вам собрать сведения о мистере Варбурге. Вы бы проделали всю работу сначала или передали уже имеющееся досье?
– Странный вопрос, сэр. Зачем проделывать всю работу сначала? Я бы передал готовое досье. Но, сэр, вам бы все равно пришлось заплатить. Мы не работаем бесплатно.
– Ну, тогда считайте меня заказчиком. Сколько вы хотите.
– Ну, не знаю, сэр. Честно говоря, я впервые выполняю заказ на одного субъекта от двух заказчиков.
– Не стесняйтесь, мистер Симпсон. Но и учтите, что охрана моего отеля – это лакомый кусочек для любого агентства.
– Вы меня убедили, сэр. Я дам вам копию досье. Оплата в двадцать долларов не сильно вас обременит?
– Я выпишу чек.

Сейчас, читая досье, Астор начал сомневаться в эффективности этой двадцатидолларовой инвестиции. В досье не было ничего интересного. Самое существенное он уже узнал от Уинстона Рэда. Главный вопрос оставался: что может быть общего между столпом финансовой системы Америки и банковским клерком, пусть и из богатой семьи? Эмигрант из Германии никогда раньше не пересекался с Морганом, и, вдруг удостоился обеда в его обществе. Более того, старый лис намеревался прийти на встречу первым. Нет, решительно ничего в голову не приходит.

***

В восемь часов вечера Морган собрался домой. Он дал привычные распоряжения секретарше по завтрашнему дню и попросил найти водителя. Наконец, он разобрался со всеми кнопками селектора и с удовольствием пользовался новым прибором. Не успел он отключить селектор, как из него раздалось:
– К вам мистер Симпсон, сэр.
– Какой мистер Симпсон?
– Из детективного агентства, – после небольшой паузы произнесла секретарша.
– Впустите.
Когда посетитель вошел, Морган узнал в нем директора агентства, которому поручил собрать досье на Пола Варбурга, как только прибыл в Нью-Йорк из Англии.
– Чем обязан, мистер Симпсон?
– Вы поручали мне собрать сведения на мистера Пола Варбурга, сэр.
– Я помню. И что? С вами не рассчитались?
– О, нет! С этим все в порядке, сэр. Просто я решил, что вас заинтересует, что этим джентльменом интересуется еще кто-то.
– Да? И кто же?
– Мистер Астор.
– Джон Джейкоб Астор!?
– Да, сэр.
Морган встал из-за стола и отошел к окну. Стоя спиной к собеседнику, Морган спросил:
– Вы показали ему досье?
– Нет, что вы, сэр!
Морган обернулся, подошел вплотную к детективу и пристально посмотрел ему в глаза. Мурашки побежали по спине Симпсона, но отступать было уже поздно.
– Он предлагал сто долларов, но я отказался. Мы соблюдаем правила, сэр.
– Какие у вас отношения с мистером Астором?
– Наше агентство обеспечивает охрану «Уолдорф Астория», сэр.
– А скажите, мистер Симпсон, не могли ли одного из ваших детективов использовать для слежки за кем-то из гостей отеля?
– Вообще-то, это строжайше запрещено нашими инструкциями. Но, вы же знаете, сэр, что зарплата детектива очень маленькая. Поэтому, я думаю, иногда такое случается.
– Выясните, кто вчера дежурил в ресторане «Астория» около шести часов вечера и пришлите его ко мне завтра после обеда.
– Да, сэр.
– И, как по-вашему, должен ли я скомпенсировать вам те сто долларов, которые вы потеряли из-за вашей честности?
– Не должны, сэр. Но, если вы это сделаете, то просто восстановите справедливость.
– Ха-ха-ха! Ладно, мне нравится, когда все справедливо, – сказал банкир, выписывая чек, – Держите.
– Спасибо, сэр. Я всегда к вашим услугам, – и сделав несколько шагов, пятясь спиной к двери, детектив покинул кабинет.

«Наверняка, этот пройдоха продал досье Астору, – подумал Морган, – но что оно тому даст? В досье нет ничего интересного. А пусть фантаст локти кусает из-за потраченных зря ста долларов». И Морган рассмеялся, представив, как Астор «кусает локти».

Настроение его поднялось, и он решил завалиться на ночь к одной из своих любовниц. Джон достал колоду карт, чтобы как обычно, погадать «на даму». Первой выпала дама черв. Дамой черв, в классификации Моргана, была веселая француженка Изабель Дион. Она работала певичкой, которую иногда привлекали для массовок в бродвейских мюзиклах. Голоса у нее не было, зато была эффектная внешность: точеная фигура, стройные ноги и красивое выразительное лицо. Моргану она нравилась еще и тем, что никогда не просила ни о чем. Он снимал для нее маленькую квартирку на 47-й улице рядом с Бродвеем и наведывался туда каждый раз, когда требовалось снять стресс или поднять настроение.
В этот раз настроение и так было прекрасным. И Морган захотел проявить божественное великодушие: вывести Изабель поужинать в какой-нибудь ресторан. На такие случаи у него были забронированы столики в нескольких ресторанах.
Большой босс вышел в приемную. Водитель и секретарша ждали его там. При появлении босса они встали в ожидании приказаний.
– Сабина, вы на сегодня свободны, а с тобой Фредди, мы прокатимся.
Фредди был водителем и телохранителем Моргана. Он так же выполнял особые поручения хозяина. Он все делал молча, не вникая в суть и не мучаясь угрызениями совести. Несмотря на бугры мышц, которые легко можно рассмотреть под его одеждой, в его голове таились проблески интеллекта.
– К мисс Изабель, – приказал Морган, когда они сели в машину, – по дороге купи цветы и разбуди меня, когда подъедем.

Объявление
sndergunov
sndergunov
Решил выложить на странице своего журнала несколько глав книги «Короли афер». Зачем? Нужна критика. Любая: профессиональная или нет. Даже если она будет выражена одним словом. Например, «скукота» или, наоборот, «интересно».

Читать главу книги…

Короли афер. Отрывок №1
sndergunov
sndergunov
15 июня 1906 года

Джон Пирпонт Морган ехал к Хозяину.

Сегодня в разгар совещания, на котором Морган устроил разнос директорам «Уайт Стар Лайн», ему передали конверт. Конверт был запечатан сургучной печатью, и Морган машинально вскрыл его, надрезав печать. Конверт был пуст. Взглянув на печать, могущественный владелец «заводов, газет, пароходов» похолодел. Он видел такую печать один раз в жизни сорок девять лет назад, но ее рисунок врезался в память на всю оставшуюся жизнь.

– Заканчивайте без меня, джентльмены, – произнес Морган, – а вы, мистер Исмей, к завтрашнему дню представьте мне план выхода из той задницы, в которой мы оказались.

Взяв трость и цилиндр, Морган отправился к выходу. На улице его ждал автомобиль с наглухо затемненными окнами. Шофер молча распахнул перед ним дверь и грузный пассажир с кряхтением тяжело уселся на заднее сиденье. Шофер сел за руль, потянул рычаг, и из спинки переднего сиденья начала подниматься светонепроницаемая перегородка. Когда перегородка достигла потолка, в салоне загорелся мягкий электрический свет. На откидном столике лежали газеты двухмесячной давности. Морган лишь мельком пробежал по заголовкам. Он был в курсе, о чем писали газеты.

О том, что автомобиль тронулся, Морган догадался по плавному покачиванию на мягком сиденье.
Точно так же сорок девять лет назад двадцатилетний Джон Морган ехал в наглухо закрытой от света повозке в предвкушении необычайного приключения.
За два часа до этого, когда он рассматривал коллекции монет в нумизматическом отделе Британского музея, к нему подошел незнакомый джентльмен.

– Интересуетесь монетами, мистер Морган?
От неожиданности Джон вздрогнул.
– Откуда вы меня…
– Это не важно, – проговорил незнакомец, – однако, задав вопрос, обычно ожидаешь на него ответа. Не так ли, мистер Морган?

Джон внимательно посмотрел на незнакомца. Это был пожилой джентльмен, одетый в черный смокинг. Из-под цилиндра выглядывали седые виски. В руке он держал трость со змеиной головой на набалдашнике. Но больше всего поражал взгляд. Под этим взглядом хотелось испариться, исчезнуть – лишь бы никогда его больше не видеть.

– Я многим интересуюсь, сэр. А как мне вас…
– Похвально. Интересоваться нужно всем. Никогда не знаешь, что может пригодиться в дальнейшем. Я вот о чем подумал, Джон, тебе может оказаться интересной встреча с одним человеком. Эта встреча даст тебе шанс в корне изменить твою жизнь.
– Вы сказали: «изменить жизнь». Но зачем мне ее менять? Я такой необходимости не вижу.
– Ну, что ж, будем считать, я ошибся.

Слегка коснувшись пальцами краешка цилиндра, седой джентльмен повернулся и направился к выходу.

«Он сейчас уйдет, и я так и не узнаю, что за шанс у меня был», – промелькнуло в голове юноши.

– Постойте! – крикнул вдогонку Морган, – я согласен встретиться.

Джон догнал незнакомца и, запыхавшийся от резкого движения, стоял перед ним, ожидая решения. Седой джентльмен с упреком оглядел молодого человека и со вздохом произнес:

– Когда выйдешь из здания, увидишь черный экипаж, запряженный парой белых лошадей. Молча садись в него, и тебя довезут до места.

Первое, что увидел Морган, выйдя из музея – черный экипаж, стоящий настолько близко к ступеням, что можно было забраться внутрь, не опуская подножку. Открытую дверь придерживал кучер в красном кафтане и белых панталонах.

Джон молча заскочил в повозку и оказался в полной темноте, когда кучер закрыл за ним дверь. По поворотам он пытался вычислить, куда его везут, но через некоторое время сбился и, поняв бесполезность этого занятия, успокоился и уснул.

Проснулся он от скрипа открывшейся двери кареты. Выйдя из экипажа, он оказался внутри прямоугольного двора, который огораживали стены дома, едва проглядывающие сквозь безлунную и беззвездную ночь. Лишь над входной дверью светил газовый фонарь, да из одного окна пробивался свет сквозь плотные шторы.

Джон посмотрел на кучера. Тот кивнул головой в сторону освещенной двери. «Ничего страшного со мной произойти не может, – уговаривал себя юноша, неуверенно шагая в сторону дома, – кому нужно меня убивать или избивать?». Войдя в дверь, молодой Морган оказался в большой затемненной зале. Только несколько свечей в бронзовых подсвечниках освещали лестницу на второй этаж. Джон поднялся по лестнице и очутился в полутемном коридоре с множеством дверей. Одна дверь была открыта, и из нее струился яркий свет.

Морган вошел в комнату и… ничего не увидел, кроме стула, который освещали два необычных световых прибора.

– Садись, Джон, – раздался голос, от которого на молодого человека нахлынула волна чувств: от страха до необъяснимой любви и бесконечного доверия к обладателю этого голоса, – хорошо, что ты согласился принять мое приглашение. Ты проголодался?
– Нет, сэр, – Морган, вдруг, почувствовал, что ему и вправду расхотелось есть.
– Тогда скажи мне, кем бы ты хотел стать, мой мальчик?
– Ну, у моего отца есть банк. И я, наверное, буду банкиром.
– Нет, кем бы ты хотел стать, если бы ничем не был ограничен?
– В детстве я хотел стать королем, но ведь короли сейчас никем не правят?
– А не хотел бы ты стать богом?
– Богом, сэр?
– Да, одним из богов. Марсом или, например, Юпитером?
– Но, сэр, разве Бог не един?
– Эх, юноша, будь у меня больше времени, я бы поговорил с тобой на эту тему. Сейчас же я тебя спросил: хочешь ли ты обладать возможностями бога? Ощущать, что для тебя нет никаких преград? Наказывать и миловать, кого захочешь? Внушать людям ужас от неподчинения твоей воле?
– Вы вот сейчас это сказали, сэр, и я понял, что всю жизнь этого хотел.
– Хорошо. Иди, поужинай. Тебя покормят. А завтра начнем наш первый урок.

***

Воспоминания прервало резкое ускорение автомобиля. «Наверное, выехали за город, – подумал Морган, – зачем я в этот раз понадобился Хозяину?». Он взял со столика первую попавшуюся газету. На первой странице – новости о землетрясении в Сан-Франциско, проблемы страховых компаний с выплатами страхового возмещения. На последней – котировки акций, гороскопы. Ничего необычного. Вторая, третья газета – все то же самое.

«Может быть, я в чем-то прокололся? Не до конца усвоил уроки Учителя?»

***

Ночью молодой Джон Морган не мог уснуть. Необычность происходящего и сам хозяин этого дома произвели на молодого человека ошеломляющее впечатление. Он пытался представить, что ждет его завтра. Может, ему дадут чудодейственный эликсир, и он сможет повелевать людьми, независимо от их воли? Нет, вряд ли. Хозяин сказал: урок. Тогда, может, ему дадут тайные заклинания, и он приобретет магическую силу? Вот было бы здорово! Джон начал прокручивать варианты, как бы он мог воспользоваться полученной магией, пока, наконец, под утро сон не одолел молодой организм.

После завтрака его отвели в ту же комнату с плотно зашторенными окнами. Он сел на стул и впервые увидел руки хозяина дома, которые внезапно появились в свете необычных фонарей.

– Доброе утро, сэр!
– Привет, Джон. Начнем. Следи за моими руками.

Хозяин взял со стола крупную жемчужину одной рукой, положил ее на ладонь другой руки и закрыл ладонь.

– Как ты думаешь, Джон, что у меня в ладони?
– Если вы так спрашиваете, сэр, то я думаю, что жемчужины в ладони нет.
– Ха-ха-ха, – громко рассмеялся Хозяин (именно так с большой буквы мысленно стал называть его Морган), – я не ошибся в тебе, мальчик.

Хозяин раскрыл ладонь. Там была жемчужина.

– Вот тебе первый урок: всегда поступай неожиданно.

Хозяин закрыл ладонь.

– А теперь что у меня в ладони?
– Ну, теперь то я уверен, что там жемчужина. Ведь вторая рука в этот раз лежала на столе.

Хозяин раскрыл ладонь. Жемчужины там не было. Еще несколько раз он проделывал этот фокус, и Джону ни разу не удавалось угадать правильный ответ.

– Вот тебе второй урок: чтобы поступать неожиданно, нужно точно знать, что от тебя ожидают.
– Но как!? Как вы это проделали, сэр?
– Как – это не важно. Важен принцип. Важно знать, что нужно сделать, каким должен быть результат. А как – это лишь способ. Способов можно придумать массу. И это тебе третий урок: чтобы добиться результата, все способы хороши. Если, конечно, они меня не разорят, – и Хозяин весело расхохотался.

– Ладно, идем дальше, – просмеявшись произнес учитель, – как ты думаешь, Джон, зачем такому человеку, как ты, нужны руки?
– Чтобы научиться проделывать такие фокусы, как вы, сэр?
– Ха-ха-ха! Мне нравится твое настроение. Это тоже, но не только для этого. Одна рука нужна, чтобы давать, а другая – чтобы брать. Чтобы немного оставалось и для себя, брать нужно больше, чем даешь. Чтобы окружающие тебя за это еще и любили, дающая рука должна быть на виду, а берущая – в тени. Это тебе четвертый и пятый уроки. Усвоил?
– Да, сэр.

Внезапно, странные фонари, бьющие потоком света в лицо Джона, погасли. Он оказался в полной темноте, и страх начал проникать в его сознание. Темноту дополняла жуткая тишина, в которой, казалось, он слышал бешеный стук своего сердца. Оно собиралось выскочить из груди, когда свет загорелся вновь.

– Как ты думаешь, Джон, что это было?
– Погас свет, сэр? – пытаясь успокоиться, ответил молодой человек.
– Именно! А без света ты оказался во тьме. Тьма – это невежество и страх. Свет – это знания и наука. Наука – это свет, Джон, запомни шестой урок.
– Запомнил, сэр.
– Но не всякая наука полезна. Полезна только та, которая создает новую стоимость. Ты понимаешь, что это такое?
– Это то, что можно продать, сэр?
– Точно! Только такую науку нужно продвигать. И это седьмой урок. Кроме полезной науки есть еще вредная. Догадываешься, о чем я?
– То, что нельзя продать?
– Да. То, что имеет полезные свойства, а продать это нельзя. Беда в том, что изобретатели и ученые не могут отличить полезную науку от вредной. Им она вся кажется полезной. Наша задача помочь им. А как это сделать, Джон?
– Получается надо влезать в дела ученых, сэр?
– Не просто влезать, а самого начала брать контроль над всеми новыми начинаниями. А уж потом отделять вредное от полезного. Это восьмой урок.
– Все ясно, сэр.
– На сегодня хватит. Пусть все уляжется в твоей голове, разложится по полочкам, а завтра продолжим.

Полдня Морган потратил на разгадывание фокуса с жемчужиной, но, так и не придя к определенному выводу, бросил это занятие. Все остальное, сказанное учителем, представлялось Джону настолько очевидным, что казалось всегда сидело в его голове. Просто, раньше это были догадки, а теперь они превратились в знание.

Ночью Морган хорошо выспался и наутро был готов к новому уроку.
В комнате для занятий на этот раз горел только один фонарь, который вырвал из темноты лишь стул и краешек стола со стоящими на нем аптекарскими весами. «Зачем здесь вообще окно, если оно постоянно зашторено?» – подумал Морган.

– Мне так удобнее проводить урок, Джон, – голос Хозяина заставил вздрогнуть юношу, – лишние детали не отвлекают от главного.
– Простите, сэр?
– Ну, ты же спросил: почему окно зашторено?
– Ах, да, сэр, – не сомневаясь, что произнес эту мысль вслух, согласился Морган.
– Хорошо, приступим к уроку. У тебя есть в кармане мелкая монетка?
– Есть, сэр.
–Достань ее и положи ее на правую чашу весов.

Джон достал двухпенсовую монету и положил на весы. Какое-то время ничего не происходило, а потом на стол со стуком упала из темноты и покатилась к краю стола жемчужина. Молодой человек не успел подхватить ее, и он упала на пол. Джон собирался поискать ее на полу, но голос Хозяина его остановил:

– Оставь. Скажи, Джон, – раздался голос из темноты, – что ты ожидал увидеть, положив монетку на весы?
– Я не думал об этом, сэр.
– Правильно. Ты не видел, какой механизм придет в движение от твоего воздействия. Ты был в положении стороннего наблюдателя. Что видит наблюдатель? Он видит два события, не связанных между собой. Теперь мы приоткроем завесу тайны, и повторим эксперимент на свету.

В это время зажегся второй фонарь и высветил непонятное нагромождение рычажков, лоточков, пружинок и колесиков с пассиками.

Рука Хозяина потянула незаметную нить, и весь механизм пришел в движение: крутились колесики, поворачивались рычажки, лоточки занимали новое положение и, наконец, все замерло.

– Представь, что ты, Джон, исследуешь связь между монеткой на весах и выпавшей жемчужиной. Сможешь ты связать эти события, глядя на этот механизм?
– Я плохо разбираюсь в механике, сэр, но думаю, со временем разберусь.
– Давай я тебе помогу. Сними с весов монетку, – велел Хозяин, – и когда я отпущу нить, положи ее обратно.

На этот раз молодой Морган увидел, как одна часть механизма передает движение другой, и в конце, из трубки на наклонный лоток выкатилась еще одна жемчужина. Джон ждал чего-то подобного и успел накрыть ее ладонью на краю стола.

– Ты увидел, как все работает. Теперь ты можешь быть уверен, что каждый раз, когда кто-то кладет монету на весы, с другой стороны выпадает жемчужина?
– Думаю, да, сэр.
– Хорошо. Я оставлю тебя одного на два часа, а когда вернусь, ты расскажешь мне, как каждый узел механизма передавал тяжесть монетки по цепочке, пока не выпала жемчужина.

Джон сидел какое-то время в ожидании пока Хозяин покинет помещение, но ничего не происходило. Может, он уже ушел?

– Уже можно, сэр?

Ответа не последовало, и Джон принялся расследовать работу механизма. Разобравшись с функцией одного звена, он переходил к следующему, пока не добрался до последнего лотка. Довольный, что смог решить такую сложную для себя задачу, молодой Морган уселся на стул в ожидании Хозяина. Тот не заставил долго себя ждать и сразу приступил к экзамену. Джон увлеченно рассказал все, до чего смог додуматься и вернулся на стул, ожидая похвалы.

– Молодец, Джон. Ты справился. Но на самом деле никакой связи между монеткой и жемчужиной нет, Джон. Весь этот механизм работает лишь на то, чтобы наклонить последний лоток, а жемчужину в него кладу я. Я мог положить в этот лоток что угодно, тем самым в корне поменять результат. В данном случае, весь этот механизм построен для отвлечения твоего внимания. Понимаешь?

– Понимаю, сэр. Но зачем так сложно? Для отвлечения внимания можно придумать что-то попроще.
– Ты уже забыл первый урок, Джон: надо всегда поступать неожиданно. Никто в здравом уме не будет ожидать, что такой сложный механизм кто-то создал для отвлечения внимания.
– Кажется, я начинаю понимать, сэр, – ведь действительно, люди всегда пытаются найти простые объяснения, а иногда и этого не делают.
– Можно поступить и проще: убрать любое звено из механизма, и связь между причиной и результатом исчезнет. Согласен?
– Да, сэр.
– Теперь представь, что вместо всех этих рычажков, пружинок и колесиков расставленные тобой люди. У каждого из них простое действие и ни один не догадывается, к какому результату оно приведет. Ты убираешь одно звено и ни одно расследование не установит, как все произошло на самом деле. Это понятно, Джон?
– Да, сэр.
– Идем дальше. Ты интересовался когда-нибудь делами своего отца? Понимаешь ли ты, как устроена денежная система?
– В общих чертах, сэр.
– Тогда ты должен знать, для чего нужны Центральные банки.
– Контроль над эмиссией, сэр?
– Да. Вот чего сегодня не хватает Америке. Они в очередной раз отказались от централизованного эмиссионного центра. Что ж попробуем обойти их с другой стороны. Создадим в Америке финансовый трест, который подгребет под себя весь денежный оборот.
– Но ведь для этого нужны огромные деньги, сэр!
– Есть такой принцип, Джон: большие деньги липнут к большим деньгам. Подумай над этим, а завтра мы с этого начнем.

Но на следующий день Хозяин отменил урок.

– Сегодня нам не удастся поболтать, Джон. Тебе нужно отправляться в Нью-Йорк.
– Уже, сэр? Но я не совсем понял, с чего мне начинать. Вы сказали: «большие деньги липнут к большим деньгам». Это так. Но где я возьму вторые «большие деньги»?
– Об этом не беспокойся. В Нью-Йорке найдешь Энтони Дрекслера. Он представитель владельца банка «Данкан, Шерман и компания». Передашь ему письмо от меня и все вопросы, которые у тебя возникли ко мне, адресуешь ему.
– А можно последний вопрос, сэр?
– Давай.
– Этот мистер Дрекслер, он чей представитель: Данкана или Шермана?
– Я же сказал, – улыбнулся Хозяин, – он представитель владельца. А владелец этого банка – «и компания».
– Я понял, сэр. Больше вопросов нет.
– Ну, раз нет, держи письмо.

И Хозяин протянул конверт, запечатанный сургучной печатью. На печати была изображена змея, вцепившаяся зубами в свой хвост, а внутри этого импровизированного кольца располагался глаз.

***

Джон Пирпонт Морган смотрел на печать и вспоминал, на чем он мог проколоться. Вроде бы, он все делал правильно. Одной рукой устраивал обвал котировок, другой рукой скупал акции. Одной – разорял банки, другой – спасал. Одной – продавал оружие «южанам», другой – «северянам». В результате, его банк, фактически является Центральным банком Соединенных Штатов. Кредитуя правительство и банки, он заслужил признание, как самого влиятельного финансиста Америки. Половина американского высшего света чем-то ему обязана.

Он твердой рукой разрешил научный конфликт между Томасом Эдисоном и Никлой Тесла. В их спорах о том, какое электричество лучше: постоянное или переменное, он поставил свою точку. Он отобрал электрическую компанию у Эдисона, выкупил патенты Теслы и на этой основе создал «Дженерал электрик». Он же остановил проект Теслы по созданию беспроводного электричества. Такое электричество стало бы доступно всем и бесплатно. А это неправильно.

Кроме «Дженерал электрик», через него Хозяин владеет десятком крупнейших американских компаний, самые крупные из которых «Америкэн Телефон-энд-Телеграф», «Интернэшнл Харвестер», «Юнайтед Стейтс Стил корпорэйшен», «Вестингхауз электрик корпорэйшен», «Вестерн Юнион». Нет. Он не видел прокола. По крайней мере, крупного прокола за ним нет. Иначе он бы уже последовал за Тони Дрекслером.

Тогда, тринадцать лет назад, их «Дрекслер и Морган банк» начал постепенно скупать упавшие из-за кризиса акции. Темп скупки выбирался таким – и это было давно отработано – чтобы не спровоцировать резкого роста цен. Однако Тони предложил внести изменения:

– Джон, а что если нам вначале на «низах» увеличить интенсивность скупки, а потом затормозить?
– Зачем, Тони? У нас есть схема. Если мы ее придерживаемся, рынок ведет себя предсказуемо. А то, что ты предлагаешь – игра. Пусть с хорошими шансами, но и с риском.
– Если не рисковать, Джон, то и не выиграть. А я хочу выиграть. Через десять лет я уже буду глубокий старик. К этому времени я хочу греть пузо на солнышке, лежа на своем маленьком острове в субтропиках.
– Нет, Тони. Я против. Если хочешь, играй своими деньгами. У тебя же есть личный счет.
– Как хочешь, – с обидой в голосе произнес Дрекслер и было непонятно: согласился он с доводами Моргана или нет.

Как выяснилось на следующий день, не согласился. Он воспользовался правом своей подписи и втрое увеличил закупку акций относительно схемы. Рынок развернулся, и уже ничего не оставалось, как скупать все подряд по ценам, растущим с каждым часом. А через десять дней Тони нашли висящим на собственном галстуке в своем кабинете, а «Дрекслер и Морган банк» превратился в «Морган банк». С тех пор эта картина всегда представала перед глазами Джона Моргана, когда в голову закрадывалась шальная мысль «поиграть» деньгами Хозяина.

Тем временем автомобиль остановился. Дверь бесшумно открылась, и Морган увидел тот же двор, в котором так неожиданно оказался сорок девять лет назад. Над дверью теперь висел электрический фонарь. Других отличий не было. Войдя в дом, Морган скорее почувствовал, чем увидел, что дом другой. Очень похожий, но другой.

Уверенной походкой владыки мира, Морган проделал знакомый путь и вошел в «комнату для допросов», как он ее окрестил в свое первое посещение.

– Проходи, садись, Джон.

И голос был другим! Но чувства благоговения и страха одновременно пронзили Моргана точно так же, как и сорок девять лет назад. С него мгновенно слетела уверенность, и он вновь почувствовал себя двадцатилетним мальчишкой под взглядом строгого учителя.

– Ты неплохо поработал, Джон. Я рад, что в тебе не ошибся.
«Какого черта он изображает? – подумал Морган, – я, может, и потерял голову, но не оглох!»
– Ты сейчас подумал: какого черта он изображает. Я ничего не изображаю, а ты не потерял голову, Джон. Просто прими эту данность, и поедем дальше. Хорошо?
– Да, сэр, – выдавил из себя Морган, едва проглотив застрявший в горле ком.
– Ты хорошо поработал, Джон. Финансовая система Америки под нашим контролем. Но времена изменились, и теперь нам нужен контроль над их правительством.
– Так ведь их Президент и сейчас под моим контролем.
– Это не то, Джон. Сегодня один президент, завтра другой, сегодня есть ты, завтра тебя не будет. Нет, Джон, нужна система. Нужна система, которую американцы примут добровольно и навеки. Я уже отправил в Нью-Йорк человека. Он этим займется.
– Вы меня отстраняете, сэр?
– Ни в коем случае. Я тебя разгружаю. Я даю тебе еще одну руку, которая, к тому же, умеет думать. Зовут эту «руку» Пол Варбург. Найдешь его в «Кун энд Лееб компани». Без твоей помощи этому молодому человеку не обойтись. Введи его в курс дела, сведи с людьми и дай ему самостоятельно решать задачу. Но отвечать за результат будешь ты, Джон.
– Хорошо, сэр. «Это не опала, – подумал Морган»
– Конечно, это не опала, Джон. Просто, ты мне нужен для другой работы. Ты прочитал газеты в машине?
– Да, сэр.
– И что скажешь?
– А что сказать? Газеты двухмесячной давности с новостями о землетрясении.
– Ты забыл сказать «сэр», Джон.
– О, простите, сэр.
– Да, я пошутил. Так что с газетами?
– Землетрясение и проблемы страховых компаний, сэр.
– Вот! А ты вычитал, какая дыра образовалась в их резервах после подписания соглашений о рассрочке выплат?
– Около 100 миллионов долларов, сэр.
– Как ты думаешь, сколько им понадобится времени, чтобы залатать эту дыру?
– Минимум, лет пять, сэр. При условии, что текущие выплаты будут в пределах нормы.
– Надо позаботиться, чтобы одна из выплат, которую они задолжают нам, оказалась для них неподъемной. Нам нужен страховой пул Ллойда и весь страховой рынок. Справишься, Джон?
– Какими я могу воспользоваться ресурсами, сэр?
– Да любыми. Но без фанатизма. У тебя же есть морская транспортная компания?
– «Уайт Стар Лайн», сэр.
– Ну, вот, и дела в ней поправишь, и страховой рынок к рукам приберешь.
– Спасибо, сэр.
– Сейчас поужинай, и можешь ехать. Тебя отвезут обратно. К утру, как раз, в контору успеешь. Там у Исмея, наверно, готов план выхода из задницы…

Про верующих атеистов.
sndergunov
sndergunov
Вера и научное знание – это антиподы или нет? Вроде бы очевидный ответ: безусловно антиподы. Но все ли так однозначно?

Давайте посмотрим на чем основано научное знание. Знание основано на научной работе, которая включает: наблюдение за явлениями, выявление закономерностей, обобщение закономерностей на другие явления (теория), получение подтверждения теории опытом.

По мере совершенствования технических средств наблюдения и проведения опыта, знание меняется. Иногда кардинально.

Например, в астрономии. Как это ни покажется странным, но гелиоцентрическая модель космоса появилась раньше, чем геоцентрическая. О том, что земля вращается вокруг своей оси и вокруг солнца писали еще Архимед и Плутарх, а они ссылались на труды некоего Аристарха Самосского. А он откуда узнал? Ведь с помощью наблюдения невооруженным глазом за небосводом таких выводов не сделаешь. Нет никакого сомнения, что он пользовался более древними трудами более развитой цивилизации.

Read more...Collapse )

Оговорка по Фрейду
sndergunov
sndergunov
По телевизору на очередном форуме, где правительство и ЦБ вновь призывают инвесторов вкладывать деньги в экономику РФ, выступает Кудрин и говорит: «…Президент ставил задачу создать 25 миллионов высоквалифицированных рабочих мест. Удалось создать только 16».

Я в полном непонимании. Если Кудрин имел в виду 16 миллионов рабочих мест, то где они? Кругом только и слышишь о сокращениях и увольнениях. Если он имел в виду только 16 рабочих мест за 6 лет по всей стране, то уж больно мало.

Read more...Collapse )